// Կարգերը
Հարցում
Գնահատեք կայքը
1. Գերազանց
2. Լավ
3. Վատ
4. Վատ չէ
5. Բավարար
Պատասխանների թիվը: 67
Վիճակագրություն

Rambler's Top100
Օնլայն ընդամենը: 1
Հյուրեր: 1
Գրանցված: 0
Տեսադարան
Մուտք
Մուտքանուն
Գաղտնագիր
ՀԱՅՏԱՐԱՐՈՒԹՅՈՒՆ
Շուտով

Դեռ չենք հայտարարել
Կայքի հիմնը
Նկարներ
Այստեղ
Թարմացումներ
<
Գլխավոր Հոդվածներ ◄| Պատմություն



Ժողովուրդների մշտական դատական ատյանի վճիռը հայոց ցեղասպանության վերաբերյալ

18-ը ապրիլի 1984թ.


1984 թ. ապրիլի 18-ին Փարիզում տեղի ունեցավ Ժողովուրդների մշտական դատական ատյանի հայոց ցեղասպանությանը նվիրված հատուկ նստաշրջան, որը կայացրեց հետևյալ վճիռը.

«Ատյանը գտնում Է, որ.
1. Հայ ազգաբնակչությունը կազմել Է եւ կազմում Է մի ժողովուրդ, որի հիմնարար իրավունքները` թե՛ անհատական, թե՛ հավաքական, պետք Է հարգվեին եւ պետք Է հարգվեն միջազգային իրավունքին համապատասխան:
2. Հայ ազգաբնակչության խմբերի բնաջնջումը բռնագաղթի եւ զանգվածային կոտորածների ճանապարհով հանդիսանում Է ցեղասպանությանգ հանցագործություն, որը վաղեմության ժամկետ չունի՝ ըստ «Ցեղասպանության հանցագործությունը կանխարգելելու եւ պատժելու մասին» 1948 թ. դեկտեմբերի 9-ի Կոնվենցիայի սահմանման: Աույն հանցագործությունը դատապարտելու առումով վերը հիշատակված Կոնվենցիան նկատի ունի այդ պահին գործող օրենքը եւ հաշվի Է առնում նախկինում ուժի մեջ եղող կանոնները, որոնք գոյություն ունեին ամբաստանվող հանցագործ ակտերի կատարման ժամանակ:
3. Երիտթուրքերի կառավարությունը մեղավոր Է այդ ցեղասպանության համար, նկատի ունենալով 1915-ից 1917 թթ. ընթացքում կատարվածը:
4. Հայերի ցեղասպանությունը նաեւ «միջազգային հանցագործություն Է», որի համար պետք Է պատասխանատվություն կրի Թուրքական պետությունը, առանց պատրվակելու այն հանգամանքը, թե նախկին ու ներկա պետությունների միջեւ հաջորդականություն չկա` պատասխանատվությունից խուսափելու համար:
5. Այդ պատասխանատվությունը առաջին հերթին պահանջում Է պաշտոնապես ճանաչել ցեղասպանության իրողությունը եւ հայ ժողովրդի կրած համապատասխան կորուստները:
6. Միավորված Ազգերի Կազմակերպությունը եւ նրա յուրաքանչյուր անդամն իրավունք ունի պահանջելու այս ճանաչումը եւ դրանում աջակցելու հայ ժողովրդին»:

-----------------------
http://oukhtararati.com/iravakan/5_03_12.php
Ընթերցողին ստորև ներկայացնում ենք Ժողովուրդների մշտական դատական ատյանի վճռի ռուսերեն ամբողջական տարբերակը.

 II. ОБ ОБВИНЕНИИ В ГЕНОЦИДЕ

а) Общие правила, применимые к обвинениям в геноциде

Согласно Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него, которая была принята Генеральной Ассамблеей ООН 9 декабря 1948 г., геноцид является «преступлением, которое нарушает нормы международного права», «независимо от того, совершается ли он в мирное или военное время» (Статья I).

Геноцид означает любой из следующих актов, совершенных с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую:

а) убийство членов группы;

b) причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;

с) предумышленное создание для такой группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее;

d) меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы;

е) соучастие в геноциде.

(Статья II)

Согласно Статьи III:

Наказуемы следующие деяния:

а) геноцид;

b) заговор с целью совершения геноцида;

с) прямое и публичное подстрекательство к совершению геноцида;

d) покушение на совершение геноцида;

е) соучастие в геноциде.

Наконец, Статья IV предусматривает, что лица, совершающие геноцид или какие-либо другие из перечисленных выше деяний, подлежат наказанию «независимо от того, являются ли они ответственными по конституции правителями, должностными или частными лицами».

Трибунал считает, что эти положения [Конвенции ООН о предупреждении преступления геноцида и наказании за него] должны быть признаны как нормы, определяющие обстоятельства, при которых геноцид должен быть наказуем в соответствии с международным правом, несмотря на тот факт, что существуют некоторые более широкие определения.

Эта Конвенция вступила в силу 12 января 1951 г. и была ратифицирована Турцией 31 июля 1950 г. Однако из этого не следует делать вывод, что акты геноцида не могут быть объектом предъявления обвинения на основании права, если такие акты были совершены либо до вступления в силу Конвенции или в пределах территории государства, которое не ратифицировало Конвенцию. Хотя верно то, что Конвенция налагает на подписавшие государства обязательство предотвратить либо наказать преступление, которое не определено в каком-либо другом документе, тем не менее она должна рассматриваться как декларирующий закон в такой же степени, в какой она осуждает сам геноцид.

Эта декларирующая сила документа следует из формулировок самой Конвенции. Договаривающиеся стороны, признавая в Преамбуле, «что на протяжении всей истории геноцид приносил большие потери человечеству», подтверждают в Статье 1, что геноцид является преступлением, которое нарушает нормы международного права. Это подтверждение неизбежно подразумевает, что эта категория преступления существовала и до 9 декабря 1948 г. Более того, это общепризнано в доктрине международного права, которая отражает неоспоримое коллективное правосознание государств. Не имеет значения, что сам термин «геноцид» был введен только недавно. Единственное, что имеет значение — это то, что акты, которые этот термин описывает, признавались преступными давным-давно.

Поскольку признается такая декларирующая сила, Трибуналу не нужно определять точную дату принятия нормы, объявляющей вне закона геноцид, кодифицированный Конвенцией. Для целей, которые ставит перед собой этот Трибунал, достаточно установить, что эта норма, бесспорно, действовала в то время, когда были совершены описанные избиения. Из совершенных дел и из заявлений, которые были сделаны по поводу Армянского вопроса — независимо от того, могли ли быть или были ли они по каким-то соображениям обоснованы, — действительно следует, что «законами человечности» осуждалась политика систематического уничтожения армян, которую проводило Оттоманское правительство. В связи с этим Трибунал желает подчеркнуть, что такие законы — какой бы настоятельной ни была необходимость их формализации в настоящий момент — не просто отражают императивные правила морали или этики; они выражают также позитивные юридические обязательства, которые государства не могут игнорировать под тем предлогом, что они не были выражены официально в договорах, как это подтверждается, например, клаузулой Мартенса в области законов ведения войны. Более того, осуждение преступлений, совершенных в Первую мировую войну, говорит о том, что государства исходят из того, что такие преступления юридически не могут быть допустимы, хотя никакие писаные правила прямо не запрещали их.

Трибунал напоминает в связи с этим, что такое осуждение выражалось как в отношении преступлений против человечности, так и военных преступлений; следует также подчеркнуть, что статья 230 Севрского договора особо указала на ответственность Турции за резню, совершавшуюся на турецкой территории. Конечно, этот договор не был ратифицирован, и требования о наказании, которое он предусматривал, поэтому никогда не были выполнены. Однако сам этот факт не умаляет очевидный для нас факт, который явствует сегодня из содержания договора, что государства в то время действительно осознавали противозаконность преступления, которое мы сейчас называем геноцидом.

По этим основаниям Трибунал считает, что геноцид уже был запрещен в праве со времени первых избиений армянского населения, поскольку Конвенция 1948 г. лишь формально изложила, дав ей действительно квалифицированную формулировку, норму права, которая применима к фактам, создавшим основу обвинений, представленных на рассмотрение этого Трибунала.

b) Обвинение в геноциде армянского народа

Следующие замечания кажутся необходимыми при рассмотрении представленных Трибуналу доказательств, суть которых приводится ниже.

Не может быть сомнения, что армяне составляют национальную группу, которая соответствует определению, данному в норме, объявляющей геноцид вне закона. Этот вывод тем более очевиден, что они составляют народ, пользующийся правом на самоопределение, что неизбежно подразумевает, что они составляют также группу, уничтожение которой запрещено в силу нормы, имеющей отношение к геноциду.

Нет сомнения в отношении реальности физических актов, составляющих геноцид. Факт убийства членов группы, причинение серьезных телесных или умственных расстройств и создание для этой группы жизненных условий, неизбежно влекущих за собой их смерть, убедительно доказаны с помощью полных и однозначных свидетельств, представленных Трибуналу. При рассмотрении этого дела Трибунал сосредоточил свое внимание в первую очередь на резне, совершавшейся в период между 1915 и 1917 г., которые были самым экстремальным проявлением политики, явным предвестником которой были события 1894—1896 гг.

Установлено также наличие конкретного намерения уничтожить группу как таковую, что является особым элементом состава преступления геноцида. Представленные доклады и документальные свидетельства ясно указывают на политику методического уничтожения армянского народа, что подтверждает наличие конкретного намерения, о котором говорится в статье II Конвенции от 9 декабря 1948 г.

Политика проявилась в действиях, которые, без сомнения, относились к турецким или оттоманским властям, особенно во время резни 1915—1917 гг. При этом Трибунал отмечает, что кроме зверств, совершенных официальными властями, последние использовали также злонамеренную пропаганду и другие средства, чтобы побуждать гражданское население совершать акты геноцида против армян. Отмечается также, что власти вообще воздерживались от вмешательства, не пытаясь предотвратить бойню, хотя они были в состоянии сделать это или наказать виновных (не считая суда над юнионистами). Такая позиция равносильна поощрению преступления и преступной халатности и должна быть осуждена так же строго, как и фактически совершенные преступления; она конкретно подпадает под действие права, запрещающего геноцид.

Исходя из представленных свидетельств, Трибунал считает беспочвенными различные утверждения (восстание, измена и т.д.), высказанные Турецким правительством для оправдания резни. В любом случае подчеркивается, что даже если бы такие измышления подтвердились, они ни в коем случае не могли служить оправданием совершенной резни. Геноцид — это преступление, в отношении которого не признаются никакие основания для отговорок или оправданий.

По этим причинам Трибунал приходит к выводу, что обоснованность обвинения в геноциде армянского народа, выдвинутое против турецких властей, фактически установлена.

с) Последствия геноцида

Трибунал напоминает, что, как и в случае со всеми другими преступлениями против человечности, геноцид по своему определению является преступлением, к которому на основании общего международного права нельзя применить срок давности, как это подтверждено Конвенцией о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечности, которая была принята Генеральной Ассамблеей ООН 26 ноября 1968 г.

Все те, кто несет ответственность за резню, независимо от того, «являются ли они ответственными по конституции правителями, должностными или частными лицами», подлежат, таким образом, наказаниям, которые государства обязаны применить, для того чтобы соблюсти гарантии, связанные с осуществлением правосудия.

Геноцид является не только уголовно наказуемым преступлением, но и нарушением международного права, за которое турецкое государство должно нести ответственность. Его первый долг, проистекающий из этого положения, сводится к возлагаемому на него основному обязательству признать факты, не пытаясь при этом лицемерить, и выразить сожаление о совершении преступления. Это само по себе означало бы минимальное возмещение неисчислимого морального ущерба, который понесла армянская нация.

Трибунал желает обратить особое внимание на тот факт, что международная практика применительно к турецкому государству со времени этих событий дает достаточное юридическое основание, чтобы установить, что идентичность и континуитет этого государства не были затронуты потрясениями, имевшими место в истории этой страны со времени распада Оттоманской империи. Ни его территориальные потери, ни реорганизация его политической системы не были такими, чтобы изменить его преемственную идентичность как субъекта международного права. Следовательно, нельзя считать, что последующие турецкие правительства после установления кемалистской республики вправе отказываться от признания ответственности, которая остается на государстве, представляемом ими в международном сообществе.

Трибунал далее отмечает, что ничто в заявлениях или в поведении армянского народа или государств, разделяющих ответственность за обеспечение его прав, можно представить как намек на их отказ от права предъявлять обвинение тем, кто повинен в геноциде. Поэтому нынешнее Турецкое правительство, подобно своим предшественникам, обязано признать свою ответственность за геноцид.

Преступление подобного характера нарушает обязательства, которые настолько важны для международного сообщества, что авторы недавнего проекта Статьи об ответственности государств справедливо охарактеризовали это как «международное преступление государства» в контексте права об ответственности государств; другими словами — это больше не рассматривается в контексте обыкновенной нормы уголовного права. В результате, и как на самом деле подтверждается специальными обязательствами международного сообщества по отношению к армянскому народу, любой член этого сообщества имеет право призвать турецкое государство отчитаться по своим обязательствам, и, в частности, добиваться официального признания геноцида, если Турция будет продолжать отрицать его. К тому же он имеет право принять любые меры по поддержке и оказанию помощи армянскому народу, как это предусмотрено международным правом и Алжирской декларацией, не будучи при этом обвиненным в недозволенном вмешательстве в дела другого государства.

Наконец, долг международного сообщества в целом и особенно через ООН признать геноцид и помочь армянскому народу в этом отношении. Действительно, нельзя считать допустимым преступление против одного из народов, который ООН обязана защищать таким же образом, как и любое государство, входящее в эту организацию; в равной степени нельзя терпеть дальше преступное отрицание этого преступления.

Геноцид армян, который имел место в период Первой мировой войны, был первым актом такого рода в столетии, в течение которого геноцид и связанные с ним ужасы стали, увы, широкораспространенным явлением.

Совершение таких зверств не ограничивается обществами, которые определенно можно считать слаборазвитыми. Напротив, в ряде случаев эти зверства совершались странами, считающимися вообще самыми развитыми и самыми современными в научном отношении. Фактически, самый значительный пример во всем ХХ в. связан с использованием современной технологии и изощренной организации в ходе геноцида нацистами европейских евреев, который вызвал почти немыслимые человеческие страдания и который в конечном итоге привел к уничтожению почти шести миллионов человек.

На предыдущих сессиях Трибунал имел возможность осудить геноцид, совершенный против народа Сальвадора (решение, принятое 11 февраля 1981 г.), народ маубере в Восточном Тиморе (решение, принятое 21 июня 1981 г.) и индейское население Гватемалы (решение, принятое 31 января 1983 г.).

Трибунал отмечает, что одним из самых серьезных последствий и одним из самых тревожных воздействий геноцида — не говоря уже о непоправимом зле, которое совершается над его непосредственными жертвами — является деградация и извращение человечества в целом.

По этим причинам

в ответ на вопросы, которые были поставлены перед ним, Трибунал настоящим считает, что:

1— армянское население составляло и составляет народ, фундаментальные права которого, как индивидуальные, так и коллективные, должны и будут уважаться в соответствии с международным правом;

2— уничтожение групп армянского населения посредством депортации и резни составляет преступление геноцида, которое не имеет срока давности по определению Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него от 9 декабря 1948 г. Что касается осуждения этого преступления, то вышеуказанная Конвенция декларирует существующее право и включает нормы, которые уже действовали в то время, когда инкриминировались эти акты;

3— младотурецкое правительство повинно в этом геноциде, в том, что касается действий, совершенных в период между 1915 и 1917 г.;

4— геноцид армян является также «международным преступлением», за совершение которого турецкое государство должно нести ответственность и не ссылаться на нарушение континуитета как предлог, чтобы избежать этой ответственности;

5— эта ответственность подразумевает прежде всего обязательство признать официально факт этого геноцида и ущерб, который в результате него понес армянский народ;

6— ООН и каждый из ее членов имеют право требовать этого признания и помочь армянскому народу в этом отношении.

__________________________
*Печатается по: A Crime of Silence. The Armenian Genocide: Permanent Peoples Tribunal. Pierre Vidal-Naquet, preface, Gerard Labiridian. London: Zed Books, 1985.




Աղբյուր: http://azgayin-iravunk.blogspot.com/2011/02/blog-post_9437.html Կարգ: Պատմություն | Ավելացրել է: ANI (10-Փետր-2011) Դիտումներ: 2399 | Պիտակներ: Un, justice, Armenian Genocide
Ընդամենը մեկնաբ.: 0
Միայն գրանցված օգտվողները կարող են թողնել մեկնաբանություն
[ Գրանցում | Մուտք ]